Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Евгений Царьков

Вакцинация. Дилема.

Вакцинация. Дилема.


Интересные суждения. Думаю, с правом на обсуждение.

Тем более после того, как диктатор youtube забанил его размещения у меня на аккаунте:








Collapse )
Царьков Евгений

Интересный тезис о жизни....

Э. О. Хейфец

Жизнь — о сущности явления




По мнению, утвердившемуся в биологии и физике, движение в неживой природе приводит лишь к механическому перемещению либо к разрушению. Собственно жизнь, характеризуемая уникальными жизненными процессами начинается с органической химии.
Между тем, как следует уже из квантовой механики, зримо неподвижные формы твердых тел воспроизводятся через движение электронов, вращающихся с околосветовой скоростью. Отсюда, движение не сводится к перемещению, которое, единственно, изучает физика, а направлена на созидание постоянных форм. По-видимому, сами изменения требуют изменяемого; время — истории.
Квантовая механика исходит из взаимодействия частиц напрямую. В этом случае мы имеем дело с квантовыми системами, предшествующими собственно жизни. Между тем, взаимодействие частиц через пространство подразумевает, что само пространство обладает способностью воспринять и передать движение, т. е. массой. Т. о., пространство между частицами заполнено средой, которая, увлекаясь электронами, образует потоки.
В отличие от таковых стихии (например, реки́) и, подобно потокам цитоплазмы либо крови, они направленны на созидание постоянного (зримо неподвижного) значимого уровня. Иными словами, все наблюдаемые объекты представляют собой полноценные разновидности жизни — индивидуальные организмы, как кристаллы, молекулы, атомы либо их сообщества, как большинство предметов обихода.

Движение внутри индивида не жестко задается окружающей средой, а лишь допускается ею. Автономность жизненных процессов является предпосылкой к свободному выбору.
N. B. из абсолютного детерминизма следует, якобы животные развили органы чувств, дабы созерцать неизбежный конец. Очевидно, однако, что их появление помогло ориентироваться в мире, где не всё подчинено механической зависимости. Это лишний раз подтверждает, что основные свойства жизни выходят за рамки физики, и коренится в философских ее основаниях.
Любой индивид обладает присущностным стремлением сохранить свое постоянство, что было принято зоологами за инстинкт самосохранения. Если полагать, что он возник в ходе естественного отбора, окажется, что препятствием к его появлению является сам механизм эволюции — для более ли менее высокоорганизованных существ наиболее простым способом приспособления к окружающей среде окажется гибель и слияние с ней. Случайно возникнув, инстинкт самосохранения должен был редуцироваться, подобно ногам у змеи. Отнесение его в основу бытия объясняет, по какой причине нестойкие минералы, вместо того, чтобы подчиняться окружающей среде перешли к сопротивлению ей, превратив свою слабость в силу — непостоянный значимый уровень лег в основу произвольного перемещения; разнородный и, в то же время, близкородственный состав способствовал более гибкому выбору.
Для животных изменение значимого уровня стало нормой бытия, а субъективность расчленилась в виде чувств. Мозг явился средством обособления души от тела, вернее, основных субъективных потребностей от второстепенных. Подобно тому, как мышцы перемещают тело, не являясь первопричиной движения, мозг становится концентрированным выражением субъективного, существовавшего извечно.

Анализ времени показывает, что оно является основой субъективности. В течение секунды происходит полет стрелы, тогда как ее позиция неопределена. В тысячную долю секунды, напротив, определена позиция стрелы и неопределен ее полет, на что указывал древнегреческий философ Зенон в знаменитой апории [Античные философы: 58]. В миллионную долю секунды непроявлены процессы, характеризующие органическую жизнь (нервные импульсы, кровообращение и т. д.). В 10-20 c. должны быть определены позиции электронов, а значит, неопределена их работа, направленная на воссоздание макроскопических объектов. В это время последние необособлены от окружающей среды. Тем не менее, из 1020 таких промежутков слагаются целые секунды, в которых объекты проявлены как особи.
Настоящее время субъективно, но не потому, что иллюзорно, а потому, что индивидуализировано. Здесь подтверждается вывод Эйнштейна об относительности одновременности, но обосновывается он не приравниванием световых сигналов от событий к самим событиям, а разнозначностью уровней, на которых события происходят. Колоссальное множество неодновременных оборотов электронов одновременно для человека, ибо сливается в одном его мгновении.

Как следует из всего вышесказанного, движение не механично, а диалектично и протекает в противоборстве индивида и среды́, что особенно очевидно для органической жизни. Способом борьбы среды с индивидом является стихия. Сам индивид, будучи сложен потоками материи, представляет собой стихию стихий. Основой стихии является результирующая устремлений отдельных индивидов ее составляющих и ей подчиненных. Стихией минералов становятся камни и почвы, где индивидуальные кристаллы предельно угнетены и слиты в бесформенные совокупности тусклых тонов. Труп — бывший индивид, сливающийся с окружающей средой, представляет собой стихию.
Поскольку органический индивид рано или поздно разрушается стихией, размножение представляет собой его защитную реакцию, целенаправленный распад. Прообраз размножения можно усмотреть в росте кристаллов, по мере которого увеличивается вероятность дефекта решетки, приводящая к своего рода почкованию.
Т. о., окружающей стихии, рано или поздно разрушающей его, органический индивид противопоставляет стихию потомства. Отсюда, таксоны представляют собой разновидность стихии. Так, узкопалые раки могут конкурировать между собой за пищу, возможность спаривания и т. д. Тем не менее, результирующей их разнородной деятельности становится вытеснение раков широкопалых.
Образом стихии является количество, очищенное от качеств индивидуальностей. Числа низших порядков с трудом прилагаются к отдельным людям. Толпу, особенно, в состоянии паники, можно оценить чисто количественно.

Процесс стихийного рассеивания энергии выявило второе начало термодинамики. Суть заключается в том, что при столкновении индивидов теряется часть кинетической энергии, переходя в энергию внутреннюю. Абсолютизация такого процесса приводит к выводу о том, что жизнь представляет собой случайный противоток в господствующем нисходящем потоке.
Рассматривая различные формы теплообмена, Томсон-Кельвин трижды повторяет: «Происходит расточение механической энергии и полное возвращение ее к первоначальному состоянию невозможно» [Томсон-Кельвин: 181].

Примерно в то же время Маркс указал, что источником капитала является не купля-продажа, а труд рабочего, могущего произвести больше, чем это необходимо для поддержания его собственной жизни [ Маркс (23): 166 – 209].


Здесь видится поправка ко второму началу термодинамики. Казалось бы, любое животное должно получать от пищи столько же энергии, сколько затрачивается на ее расщепление. Но тогда вместо жизни наличествовала бы угасающая химическая реакция.

Менее сложным случаем приращения энергии является горение. Огонь способен повысить кинетическую энергию молекул (температуру) в сколь угодно большом количестве изначально холодного топлива, хотя тепла, полученного, к примеру, от трения спички о коробок хватает лишь на воспламенение ее головки.
Причина приращения кинетической энергии видится в расстоянии между окислителем и окисляемым. Известно, что молекулы представляют собой микромагниты [ФЭС: 358]. Т. о. молекулы топлива, разрываясь, притягивают кислород, наименее стойкий из массовых компонентов воздуха. В свою очередь, сила столкновения молекулы топлива и кислородного радикала идет на разрыв соседних молекул, активизирующих силы дальнодействия и т. д. Тканевая жидкость организма снижает скорость реагирующих молекул. Поэтому интенсивное окисление не воспламеняет его.

В отсутствие пустоты дальнодействие означает, что одной из функций среды является перевод подзначимых перемещений на значимый уровень, т. е. процесс концентрации энергии в противовес ее рассеиванию.
Концентрация энергии необходима для перемещения на данном уровне, следовательно, для формирования уровня надзначимого. Так, дальнодействие м. ядром, электронами и соответствующей тонкой средой созидает зримые нами объекты.
Тем не менее, ускорение приводит к усталости и разрушению величин, являющихся целью индивидуализированных процессов. Отсюда необходимость отдыха. Дальнодействие ускоряет величины и увеличивает вероятность коллизий. Близкодействие рассеиваеет энергию, обеспечивает отдых взаимодействующих величин, и увеличивает роль малых колебаний в дальнодействии через среду.
Т. о. близко- и дальнодействия представляются не изолированными процессами, но диалектически связанным функциональным единством антагонистов, подобное таковому мышц-сгибателей и разгибателей.

Приложение

В ходе работы над теоретической физикой, я пришел к выводам, лежащим в основе вышеизложенных. Представляю их в качестве дополнительных доказательств.

Физика ХХ в. характеризуется принятием микрочастиц, находящихся на пределе разрешения прибора, в качестве основ мироздания. Полагаю, что, изучая столь трудноразличимые объекты, ученые непроизвольно примешивали к ним навыки собственного мышления, и получали своеобразные «философские камни».

Занимаясь соответствующими проблемами, автор статьи пришел к выводу о внутренней бесконечности любого физического объекта. Замечу, что дифференциальное и интегральное исчисления, будучи тесно связанными с прикладными науками, исследуют бессчетное количество, метафорически обозначаемое как бесконечность.
Если объект внутренне бесконечен, то пределом его деления будет бесконечая совокупность его и только его частей. Принимая бесконечность за определенное количество, получим: lim x :  = x : xy = х : х = 1е, где 1е — это элементарная или бесконечно малая единица, неделимая далее.

Прообразом бесконечно малой единицы был математический атом, сочетавший в себе анализ бесконечности и бессчетного количества, и отринутый в ХVII в. из-за несходства базисных свойств с созерцаемыми, — прежде всего, в геометрии.
Так, угол представляет собой двумерную совокупность, а значит, двумерны и его составляющие. При принятии ширины луча за неделимую единицу, окажется, что она сечется в вершине, что означает преувеличение внутреннего содержания, а значит отсутствие наклонных и кривых на бесконечно малом уровне.
Подобный вывод следует из парадокса Демокрита, предложившего решить, будут ли равны друг другу поверхности сечения, проведенного параллельно основанию конуса. Если да, то тогда верхние и нижние части не отличаются по ширине, и вместо конуса выйдет цилиндр. Если нет, конус не удастся сложить. Вместо гладкой боковой поверхности окажется ступень [Античные философы, 105]. Сам Демокрит полагал, будто атомам присущи все базисные формы стереометрии, а потому парадокс остался нерешеным.
На практике мы не путаем конус с цилиндром. С другой стороны, идеализируя формы, мы постоянно отвлекаемся от мелких неровностей. Т. о., второе решение представляется достоверным. Применив то же рассуждение к продольным сечениям, получим совокупность кубов, в которых измеряется объем.
Такова картина на идеальном, бесконечно малом уровне. На реальном, бесконечно-составном, нет куба, слагающего все остальные, а потому базисного. Нет и фигур с идеально гладкими поверхностями. На бесконечно-составном уровне они заменяются переходными самоидентичными регионами. Так, расстояние между рукой и столом, которого она касается, составит 0 см, мм и т. д., вплоть до уровня определенной малости, где невозможно отличить, где кончается рука и где начинается стол. Здесь проявление измерений не статично, а динамично. Это те 6 направлений, в которых протекает совокупность всех движений. Т. о. сами измерения текучи, а значит, сложенное ими пространство не может быть пустым.

Свойства пространства составляют своего рода скелет жизни. Их анализ вернее было начать не с идеальной бесконечно малой единицы, а с реально существующей Вселенной. Обычно ее представляют с профессионально-астрономической точки зрения, отождествляя с полем зрения телескопа. Таким образом, отсутствие достоверного знания выдается за достоверное знание об отсутствии явления.

Вселенную как совокупное бытие надлежит исследовать с помощью философии. Начнем с того, что она едина. Отсюда следует вопрос, почему она не является единственно существующим объектом, нерасчлененным сгустком?
Дело заключается, по-видимому, в том, что бытие велико само по себе. Но это означает, что оно должно быть больше чего-то в нем, — и это меньшее должно быть обособлено в действительности, т. е. физически. Поскольку любой отрезок бытия велик сам по себе, он должен быть больше своих частей. Отсюда, и Вселенная, и ее подразделения внутренне бесконечны. Отсюда же следует взаимозаданность* и борьба единства и множества — индивидуума и стихии.

Из бесконечности вытекает свойство, обеспечивающее сосуществование и несовпадение ее подразделений. Как минимум, это одно направление. Однако оно порождает прямо противоположное ему ввиду взаимности сосуществования. Такая совокупность называется измерением.
Из несовпадения подразделений бесконечности и следует отсутствие пустоты. Один объем не войдет в другой и не составит два объема равные одному. Отвлечение от материи приводит к выводу о материальности, вернее, непроницаемости как базисного свойства т. н. пространства.
В отсутствии пустоты обособление подразделений Вселенной друг от друга осуществляется движением. Для этого необходима возможность перехода единиц из передней подсовокупности в заднюю в обход рассматриваемой, т. е., второе измерение. Противоречие между отсутствием пустоты и возможностью перемещения, на которое указывалось с античных времен (ср. с игрой в «15», где шашки передвигают на «пустое», вернее, заполненное воздухом место), разрешается в выводе, что любой движущийся компонент сложен потоками и обладает порами, через которые проходят более тонкие сре́ды (в свою очередь, состоящие из более мелких динамических компонентов). Отсюда следует третье измерение, позволяющее пройти сквозь величину, не нарушив ее целостности.

Если бы движение сводилось к перемещению, Вселенная была бы представлена такими производными стихии, как потоки и завихрения. Вместе с тем здесь имеются т. н. твердые тела, вернее, индивиды или величины, активно стремящиеся сохранить постоянную великость. Как следует из отсутствия пустоты, количество движения на единицу объема за единицу времени постоянно. За секунду в кристалле произойдет столько же изменений, сколько в таком же объеме дыма. Это особенно очевидно для бесконечно малого уровня: бесконечно малая единица за бесконечно малый момент способна сделать лишь один шаг.

Соответственно, принцип неопределенности на бесконечно малом уровне разрешается следующим образом: позиция единицы определена на нулевой границе между моментами. По этой причине неопределено ее движение. Напротив, в течение момента единица меняет одну свою позицию на другую. Она не может быть ни в той позиции, которую покинула, ни в той, куда еще не пришла, ни между ними, ввиду своего отсутствия от нуля. Для перехода с бесконечно малого уровня на бесконечно составной потребуется заменить нулевые границы на переходные самоидентичные интервалы. Это означает, что все позиции бесконечно составного уровня определены во все моменты времени и наоборот. На значимом уровне, который и символизирует бесконечно малая единица, неопределенность проявляется вновь, что и показано в основном тексте.

Литература

Античные философы (свидетельства, фрагменты и тексты), Зенон (отрывки) с. 57 – 59; Демокрит (свидетельства), с. 93 – 110// составитель Аветисьян А. А., К.: Издание Киевского Государственного Университета им. Т. Г. Шевченко, 1955 — 314 с.
Маркс К. и Энгельс Ф., Сочинения в 30-ти т. т. 23: Капитал (т. 1), М.: Политиздат, 1961 — 907 с.
Томсон-Кельвин В., О проявлении в природе общей тенденции к рассеиванию механической энергии, с. 180 – 182 — в книге «Второе начало термодинамики», Л.: Государственное издательство технико-теоретической литературы, 1934 — 311 с.
Физический Энциклопедический Словарь (ФЭС), М.: Советская Энциклопедия, 1983— 928 с.